Сорокин Никита Александрович

Фонд социального страхования стал внимательнее относиться к инвалидам

Мой район:

Очередь за бесплатными памперсами или история о том, как унижают инвалидов в Петербурге. Единый центр выдачи инвалидам технических средств унижает инвалидов. Теперь им приходиться справляться не только со своим недугом, но и с неудобствами и унижением, которое предоставил им Фонд социального страхования.  Никита Сорокин лично прибыл на место нарушения прав инвалидов и пообещал оказать поддержку инвалидам в этой ситуации, о чем и рассказала газета «Мой Район».

Фонд социального страхования унижает инвалидов

И каких людей – пенсионеров от 75 и старше, то есть именно тех, кто строил и восстанавливал Ленинград-Петербург.

Освоение городского бюджета – это выделение средств по сотням направлений, среди которых есть и такое: поддержка инвалидов. Диабетикам закупается инсулин и тест-полоски, урологическим больным – взрослые памперсы, опорникам – костыли, ходунки и специальные поручни в ванную и туалет. На фоне прочих расходов вся эта социальная программа – просто мелочь. Для бюджета мелочь – для инвалида и его семьи, конечно, нет.

О том, как в городе то и дело возникают проблемы с инсулином, мы рассказывали неоднократно. Речи чиновников представляют один и тот же рефрен. Январь: да, на закупку городом выделены деньги. Февраль: да, они поступили на счета. Март: да, проведен тендер. Апрель: да, лекарства вот-вот будут поставлены в аптеки. Их поставляют с небольшой задержкой, вынуждая инвалидов покупать лекарства на свои деньги. Все это примерно так и называется: неэффективное освоение средств. Потому что страждущих или вовсе не успеют насытить, или попытаются это сделать в конце года. И толпы инвалидов со всего города ринутся за тем, что им обещали с того самого января, год напролет кормя«завтраками».

Пресс-релиз, который Фонд социального страхования рассылал полгода назад, назывался пафосно: «Требования к поставщикам ТСР ужесточены «. А дальше: «В Санкт-Петербурге открывается Единый центр выдачи инвалидам технических средств реабилитации. В адрес петербургского отделения ФСС на протяжении нескольких лет поступали жалобы на организацию пунктов выдачи абсорбирующего белья и прокладок. Горожан не устраивали большие очереди, отсутствие комфортных условий для ожидания, длительное время обслуживания. В полной мере понимая остроту этих проблем… , — дальше идет рассказ о том, как дом культуры переоборудовали в социальное учреждение. — Проход в Центр и передвижение по нему должны быть беспрепятственны для инвалидов. Также Единый центр приема должен быть оборудован пандусами для облегчения передвижения инвалидов». В заключении авторы пресс-релиза выражали надежду, что уродливые пережитки — очереди, выкрики типа «Вас здесь не стояло» и прочее – уйдут в прошлое.

Сбылась только электронная очередь. Колл-центр на поверку оказался обычным автоответчиком (правда, чтобы это выяснить, надо потратить немало времени на обзвон). Электронная очередь выдавала в день не более 200 талонов. Казалось бы, уж 30-40 тысяч человек центр мог бы обслужить за полгода. Ничего подобного: пять месяцев из шести люди прозванивались в центр и выясняли, пришел ли предназначенный им товар — поручни в ванну или пеленки и подгузники. И когда настал счастливый час, устремились к ДК Газа. Что там теперь происходит, рассказал руководитель движения «Честный Петербург» Никита Сорокин.

— Прихожу. Крыльцо расчищено с одной стороны, а с другой – все ступеньки обледеневшие. Как раз в это время подъехала очередная машина с товаром и встала с той стороны где ступеньки были чистые. Значит, посетителям осталась обледеневшая сторона. Ладно. Поднялся. На крыльце набросаны картонки. Лед – слой картона, сверху новый лед и еще слой картона. Такой настил делать, конечно, проще, чем лед сколоть. Опасно, правда. Дверь не открыть – нет ручки. Хорошо, сообразил дернуть за веревочку. Внутри охранник, который где-то начиная с полудня объявляет, что номерков больше нет. Прошел еще чуть дальше и увидел это… Толпа как в метро. Сидячих мест всем, конечно, не хватило, но там даже стоять тесно. А стоят инвалиды на костылях и бабушки лет по 80. Я поговорил с одной, с другой. Они стоят там пятый час! Вот и думайте, что лучше. Раньше выдача проходила в районах, в неприспособленных помещениях, правда, только для жителей одного района. Они стояли в очереди на улице, потому что помещений не было, по два часа. Теперь в тепле – но дольше. Понимаете, даже мне было тяжело, хотя я на костылях давно умею ходить, привык. А что с теми, кто только что стал инвалидом? Он еле держится, а его сразу бросают в этот ад. В общем, я решил заняться помощью инвалидам в Петербурге, и вопрос с этим центром у меня – приоритетный.

«Мой район» разговорился еще с несколькими посетителями Единого центра. Никто не стоял в очереди меньше пяти часов. Все про центр знали еще с лета, но предыдущие месяцы по телефону отвечали, что нужный товар еще не поступил. «Очередь можно сделать в три раза быстрее, если открыть побольше окон, ведь возможности есть. Почему из четырех окон работают только два, и то одно из них периодически закрывается? Почему все вещи выдаются в одном окне, если можно было бы распределить: памперсы отдельно, ходунки отдельно, и сотрудницы не бегали бы по хранилищу», — эти вопросы задают те, кто еще не попал в заветные двери.

Те, кто уже получил вожделенные пеленки, выходят в недоумении. «Знаете, на что, в основном, уходит время? На ксерокс! Копируют паспорт и направление, про которому нам все это выдают. Так сказали бы заранее, что нужно приходить с ксерокопиями! Люди успевали бы их сделать, пока стоят в очереди, или дома». Жалобная книга, заведенная в июле, сейчас насчитывает полторы сотни листов. Там есть благодарности, есть сочувственные надписи, обращенные рядовым сотрудникам (операторы не виноваты, что их всего двое), но 99 процентов – это жалобы, жалобы, жалобы. Изложенные грамотным языком отмирающей советской интеллигенции.

«Где отопление? Почему служащие должны работать в уличной обуви и одежде? Выражаю сочувствие и большое удивление всем сотрудникам – как они могут так работать? Поощрите сотрудников за работу в экстремальных условиях».

«Почему вместо 4-х окон работают только два?».

«Одна очередь на все изделия. Мне 80 лет, диабет на инсулине. Стоять пять часов я не могу».

«Руководству всего этого абсурда нужно хорошо подумать, чтобы не создавать невыносимых условий. Ведь изделия выдаются по направлениям, количества которых очень легко подсчитать».

«Я инвалид второй группы, почти слепая, простояла 4 часа на Балтийской, 12 за урологическими прокладками. Выдали 278 штук, а остальные 117 велели получить на Стачек, 72. Здесь очередь еще длиннее».

«Выдали поручень для ванной, а он громадный, и у меня в квартире просто нет такой площади, чтобы его можно было закрепить. Поняла, что надо было не выстаивать тут, а просить детей, чтобы купили его на свои деньги».

Еще одна собеседница «МР», Ольга, пришла в центр за подгузниками для внука-инвалида. На стене, невидимое за толпой, висело объявление. Через шесть часов, войдя в нужный кабинет, Ольга услышала:

— Направление на получение партии подгузников – раз. Ваш паспорт – два. Свидетельство о рождении ребенка – три. Доверенность от матери – четыре. Паспорт матери – пять… Были еще какие-то документы, но паспорт своей дочери, матери больного мальчика Ольга не взяла. Она считала, что если есть его номер, вписанный в генеральную доверенность на ведение дел, то этого достаточно. Оказывается, нет.

В общем, вышел отвратительный базарный скандал. Ольга заявила, что без положенной ей партии не уйдет. Сказала, что шесть часов в стоячей очереди – это несколько седых волос, что мать мальчика работает, и только в воскресенье свободна, может посидеть с сыном, пока она, бабушка, бегает в ДК Газа. Что подобной бюрократии, причем, совершено необъяснимой, она не видела уже лет тридцать. Что нигде не принято предъявлять паспорт в отсутствие его владельца. Не помогало ничего. Оператор Центра применила известный метод: открыла дверь и крикнула ожидающей очереди: «Смотрите! Из-за этой женщины, которая сидит и не уходит, мы не можем продолжать прием!». Можно представить, что там началось…

Но все-таки Ольга взяла операторов измором. И вывод сделала такой: «Этот геморрой специально затеяли, чтобы люди не успели ничего получить в этом году, и излишки успели продать на стороне. И выдают в конце года, потому появились мертвые души, по сравнению с началом».

«Мой район» направил запрос в Фонд социального страхования. Конечно, про «мертвых душ» мы спрашивать не стали. Будем надеяться, что руководство Фонда ответит: зачем были нужны пафосные рассказы об удобствах и комфорте в новом центре выдачи, и заслуженно ли получил победу «Северо-западный центр здоровья», который обещал всем клиентам-пациентам хорошие условия и избавление от очередей.

Добавить комментарий

Translate »
WordPress Lessons