Сорокин Никита Александрович

Встреча выпускников полицейских отделов

Правозащитники 19 февраля выслушали истории задержанных на акциях в поддержку Алексея Навального в январе и феврале. Посетители автозаков и отделов полиции рассказали о своих впечатлениях и проблемах, с которыми столкнулись. Встреча оказалась немноголюдной и односторонней: из приглашенных органов власти посетить мероприятие никто не захотел. 

IMG_1841.JPG (474 KB)

«Совсем не считают за гражданина»

— Нас с молодым человеком задержали на Большой Конюшенной 2 февраля около 23 часов. Те, кто нас задерживал, не представились, не сказали, за что нас задержали, – это было, если честно, похоже на похищение. Потом нас долго держали в автобусе. Там было много людей, около 52 человек, — поделилась историей своего попадания в автозак Дарья Коваленко.

Она рассказала, что в 29 отдел полиции (ОП) попала около часа ночи. В камере было холодно из-за открытой форточки, а спать было не на чем, заявила девушка. Задержанная отметила, что поспать удалось только одной ее сокамернице в длинном пальто, которое послужило матрасом.

— Слава богу, не ограничивали еду и воду – на этом спасибо, – отдали передачки. Нам предложили горячую еду, но потом сказали: «Извините, привезли не в тот отдел», —  добавила Коваленко.

Девушка рассказала, что в протоколе ей написали другое место задержания. Об этом она заявила в суде, но все равно получила штраф в 10 тысяч рублей за организацию массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка или санитарных норм и правил (ст. 20.2.2 КоАП). Но в 29 отделе полиции практически все сотрудники ходили без СИЗ и не выдавали их привезенным активистам, сообщила Коваленко.

— Я с трудом отвоевала маску. Это при том, что меня судили за нарушение санитарных норм, — рассказала девушка.

Коваленко отметила, что это частная история. По ее информации, в 33 отделе медицинские маски всем задержанным выдали сразу.

Другие посетители автозаков и отделов полиции в дни протестных мероприятий, организованных Штабом оппозиционера Алексея Навального, обрисовали аналогичные проблемы, с которыми пришлось столкнуться Коваленко. Чаще всего в ОП людям не выдавали матрасов с одеялами, подушками и постельным бельем или же выдавали, но один комплект на несколько человек. Об этом, например, сказал Евгений Пыряев: в 51 отделе полиции на троих человек им достались один матрас и одно одеяло. По его словам, задержанных покормили только один раз «китайской лапшой» и отдали передачку от правозащитников. Ночь прошла в ОП, утром мужчину повезли в суд, но в спецприемник он попал около 20:00 и впервые нормально поел только на завтрак уже в спецприемнике, сообщил Пыряев.

— Почувствовал, что я биомасса и меня совсем не считают за гражданина, — поделился он своими ощущениями.

Другие задержанные тоже жаловались на отсутствие хорошего питания и проблематичное посещение туалета – в него якобы можно было проситься минут 40, пока у сотрудника полиции не появлялось желание отвезти туда человека. Рассказывали они и про изъятие телефонов и паспортов, и про большое количество клопов в камерах.

— Камера семь на два метра, кушеточка деревянная, на стенах, как мы сначала думали, фекалии, но спустя сутки мы поняли, что это клопы. У нас очень было много клопов, — поведала о своем опыте посещения 33 ОП Владислава Зайцева.

Задержанные делились информацией, что в отделах полиции им в добровольно-принудительном порядке провели дактилоскопию – взятие отпечатков пальцев – и сфотографировали.

— Затем нас по одному человеку начали выводить на второй этаж, где неизвестные нам люди в гражданской одежде начали списывать цвет волос, цвет глаз, примерный рост, данные о работе и учебе. Затем они нас начали фотографировать. Я возразила, что я не хочу фотографироваться, на что один из сотрудников полиции прижал меня к стене и все-таки сфотографировал, — рассказала Елизавета Бурма.

По ее словам, это происходило в 32 отделе полиции после акции 31 января. Бурма заявила, что вообще не участвовала в акции и шла домой мимо Театра юных зрителей, где в тот момент проходило мероприятие.

— Мое задержание происходило очень забавно. Я шла в сторону дома, я живу на «Владимирской». Я подошла к сотруднику полиции, спросила: могу ли я пройти по этой аллее, которая идет до «Звенигородской», мне сказали: «Да, можешь». Через пять шагов меня под руки взяли двое замечательных людей и отвели в автозак, — рассказала девушка.

Она уточнила, что суд дал ей 10 суток ареста, а само заседание продлилось около трех минут. Другая задержанная Владислава Зайцева также сообщила, что в акции не участвовала и шла домой. Девушка сказала, что 2 февраля закончила работать на Казанской улице в 23:00 и вместе с коллегой двинулась к станции метро «Гостиный двор» – там ее и проводили в автозак. К заседанию суда через двое суток в отделе полиции начальник Зайцевой, по ее словам, подготовил справку о том, что девушка действительно в тот вечер работала. Суд документ принял и прекратил рассмотрение дела, рассказала Зайцева. Она намерена подавать в суд на полицейских за незаконное задержание.

Неопределенная позиция власти

В общей сложности на акциях в январе-феврале 2021 года задержали не менее 1,8 тысяч человек. Сами протесты тоже в основном были многочисленными: 23 января на улицы Петербурга против власти вышло не менее 10 тысяч человек, 31 января – не менее 7 тысяч, по данным уполномоченного по правам человека в городе. Только 2 февраля участников акции сосчитать сложно. Она была спонтанной и без конкретного места сбора – протестующие и силовики перемещались по всему Невскому проспекту.

Все дни помощь задержанным оказывали правозащитные проекты: «ОВД-Инфо», «Апология протеста», «Правозащита Открытки» и другие. Свою лепту внесли и отдельные городские политики. Уже тогда участники акций и помогающие им неравнодушные люди рассказывали о возникающих в ОП проблемах.

photo_2021-02-20_10-05-08.jpg (113 KB)

Перечисленными выше историями «гости» отделов полиции после протестных акций поделились на встрече с правозащитниками 19 февраля. Рассказывать о своих злоключениях пришли шесть человек, а послушать их и высказать свое видение ситуации – еще около десяти.

Организатором мероприятия выступил Никита Сорокин. Он известен больше по своей помощи инвалидам и людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Сорокин оказывает им юридическую помощь, а также старается улучшить жизнь людей с ограниченными возможностями с помощью пикетов и предложений по изменению законов. В конце января и начале февраля 2021 года правозащитник помогал задержанным на протестных акциях – ездил к ним в отделы полиции. Правда, не всегда успешно, как признался сам правозащитник на встрече 19 февраля. Часто представителей не пускали в отделы, рассказал Сорокин. В частности, в ночь после акции 2 февраля защитники не могли попасть в ОП, и вообще везде сообщали об отсутствии у них задержанных:

— Меня туда не пустили, мотивировав это тем, что у них административно задержанных нет. Административно задержанных не было ни в одном отделе полиции города Санкт-Петербург в ночь со 2 на 3 [февраля].

На встрече обсудили и другие проблемы кроме незаконных задержаний на акциях, плохих условий содержаний в ОП и недопуска защитников. В частности, участники мероприятия отметили, что при массовых задержаниях некоторые люди «теряются» и невозможно понять, в каком отделе, суде или другом месте находится человек.

Сорокин заявил, что хотел бы обсудить эти проблемы с представителями власти, но никто не пришел. Единственное должностное лицо, которое направило своего представителя, – это уполномоченный по правам человека в Петербурге. Сорокин рассказал, что за полторы недели до собрания он направил приглашения правоохранительным органам, трем комитетам и уполномоченному по правам детей в Петербурге Анне Митяниной. Последняя на письмо не ответила, сообщил правозащитник, так же, как и силовики.

Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности заявил о большой загруженности и малом количестве сотрудников, рассказал организатор мероприятия. По его словам, комитет по образованию и комитет по высшей школе сообщили: тема мероприятия не в их компетенции. Сорокин с таким заявлением не согласен. Он отметил, что ряд участвовавших в акциях студентов подверглись давлению в своих учебных заведениях. Школы же перед несогласованными мероприятиями активно призывали родителей не пускать детей на улицу в эти дни, добавил Сорокин.

Мнения некоторых органов власти о событиях 23 января, 31 января и 2 февраля все же удалось узнать – ответы ведомств на запросы зачитал представитель правозащитного совета Санкт-Петербурга Григорий Михнов-Вайтенко. Организация совместно с реготделением партии «Яблоко» перед акцией 23 января организовала свой штаб по помощи задержанным. Михнов-Вайтенко не только член правозащитного совета города, но и архиепископ Апостольской православной церкви.

Он сообщил, что вместе с коллегами из совета спросил у властей, что, по их мнению, произошло в Петербурге в дни протестов. ГУ МВД ответило, что сторонники Алексея Навального «предприняли попытку» пройти по определенному маршруту. Но благодаря действиям полицейских «были задержаны организаторы и участники несогласованного законом Российской Федерации публичного мероприятия», процитировал письмо силовиков Михнов-Войтенко.

— Итак, по мнению ГУ МВД, в Санкт-Петербурге проводилось несогласованное публичное мероприятие, организаторы которого привлечены к ответственности. А теперь следим за руками. В чем массово обвиняют граждан. В частности, не буду называть фамилии, гражданина К.: «31.01 находясь на пешеходной зоне принимал участие в массовом одновременном пребывании, не являющемся публичным мероприятием», — зачитал правозащитник выписку из протокола задержанного.

По его словам, аналогичный вопрос был отправлен и в комитет по вопросам законности. Ведомство ответило, что постановление правительства № 121 запрещает проведение только публичных мероприятий и посещение гражданами ряда мест. Улицы, где проходили несогласованные акции, не входят в список мест с обязательным ношением средств индивидуальной защиты и соблюдением дистанции в полтора метра, озвучил Михнов-Вайтенко мнение комитета.

— Оказывается, в протоколах у нас написано, что это было одновременное пребывание. ГУ МВД считает, что это было несогласованное мероприятия. А комитет по законности, правопорядку и безопасности считает, что вообще ничего не было, — подытожил правозащитник.

Он заявил, что правозащитный совет продолжит добиваться от властей определенности по характеристике прошедших акций. Организация для этого обратится к помощи депутатов, сказал Михнов-Вайтенко. Правозащитник считает, что для решения перечисленных на встрече проблем следует менять законодательство. А Сорокин рассчитывает на начало работы исполнительной власти. Он надеется, что представители городских ведомств посмотрят хотя бы трансляцию мероприятия и начнут менять ситуацию к лучшему.

София Саттарова

Translate »
WordPress Lessons